Положение, в котором находится порт «Черноморск» уже более 10 месяцев, продолжает ухудшаться. Одно из главных градообразующих предприятий города продолжает терпеть убытки, бюджет Черноморска лишается доходов, а самое главное остаются без рабочих мест сотрудники порта, получая «письма счастья»  о своем увольнении. Виденьем ситуации поделился с корреспондентом Черноморск News портовик, отдавший более 30 лет своей жизни Черноморскому морскому порту, глава профсоюза работников морского транспорта порта «Черноморск» Сергей Брызгалов.

Корр.: Сергей, почему, по Вашему мнению, Черноморский порт оказался в такой ситуации? Что послужило пусковым механизмом?

– Ситуация, которая сегодня сложилась с финансовым состоянием, с организацией работы и принятием управленческих решений в морском торговом порту «Черноморск», возникла не сразу.

Еще в 2013 году был принят Закон «О морских портах Украины». Принят он был без переходных положений, в угоду интересам крупных финансово-промышленных групп, стремившихся получить контроль над рентабельно работающими предприятиями. На ключевые посты стали назначаться руководители, зачастую не имевшие отношения к морской отрасли, не знающие предмета. Как результат - порты начали угасать. Никто не позаботился о конкурентоспособности государственного стивидора, который несет на себе огромную социальную нагрузку, не подумали о том, как государственный портофлот сможет конкурировать с частником, владеющим одним-двумя буксирами и имеющим возможность путем демпинга перехватывать заказы на швартовые работы в порту у госстивидора. То есть в результате принятия этого закона появилось 2 субъекта: государственная морская администрация, выполняющая надзорные функции, и государственный стивидор. Последний сразу же был принужден платить за пользование причалами наравне с частными стивидорами. Процесс пошел так, что все порты, за исключением Южного, влачат жалкое существование. Влачат! Такие флагманы, как Одесский и Измаильский порты – сегодня едва сводят концы с концами. И сегодня мы становимся заложниками абсолютно бездарного руководства, отсутствия государственной политики в отношении предприятия морского транспорта. К тому же объем промышленного производства из года в год падает – груза становится меньше. Частные стивидоры, демпингуя своими ставками, забирают тот грузопоток, который раньше перерабатывали госпорты. Это примитивное перераспределение грузопотоков, а не развитие морехозяйственного комплекса. Ведь госстивидоры, которые еще в прошлом году платили 90 % дивиденды от чистой прибыли в госбюджет, погибают. Наше руководство в министерстве нам говорит: «Мы отдадим в концессию 1-й и контейнерный терминалы с 1-го по 6-й причалы, мы отдадим паромный комплекс...». А мы задаем министру вопрос: «А что будет с трехтысячным коллективом, который останется без основных производственных мощностей?!» На этот вопрос они ответить не могут… На местном уровне вопрос не решается. На 8-м складе срезано четыре старых мостовых крана-перегружателя, там порядка 5 тыс. тонн черных металлов. Министерство не хочет списать, и мы не можем реализовать 5 тысяч тонн черных металлов, и это в тот момент, когда зарплату платить нечем.

Корр.: Как Вы считаете, почему вас не слышат власти всех уровней?

– Ситуация в порту властью абсолютно не регулируется. Видимо, кого-то очень устраивает тот факт, что госстивидор хиреет-хиреет- хиреет. Здесь нужна четкая позиция коллектива и четкая позиция местной власти. Мэр написал письмо в Кабмин, что он озабочен ситуацией – на этом все... На сессии горсовета вопрос не ставится, видимо, местных депутатов это не интересует, либо есть заинтересованность в таком положении вещей. Такие министры приходят, которые никогда не имели никакого отношения ни к одной из транспортных отраслей. Существует коррупционная шапка, решающая сугубо свои вопросы. Господин Омелян, который был министром, в 2017-м году снизил ставки портовых сборов на 20 %. Тогда государство потеряло более 1 млрд грн, количество судозаходов не увеличилось, а наоборот, снизилось на 7 %. Мы его об этом предупреждали – на шесть листов письмо направили с обоснованием, почему этого делать нельзя. Государство понесло убытки – кто понес ответственность? Омелян? Нет, он продолжает сегодня широко пиариться в СМИ. И сегодня действующий министр Криклий говорит, что передаст компании Hutchison Ports Development Limited, зарегистрированной в оффшоре на Британских Виргинских островах, мощности нашего порта, которые сегодня кормят трехтысячный коллектив. Вот какая сложилась на сегодня ситуация. Трудовой коллектив брошен на растерзание. Верховная Рада лоббирует свои интересы, министерство – свои, а мы предоставлены сами себе. Руководитель предприятия Сечкин проработал в статусе исполняющего обязанности директора два года. Это – нарушение закона. В этом статусе должностное лицо имеет право находиться не дольше трех месяцев. А делается это для того, чтоб держать человека под контролем. Сегодня то же самое происходит и с Поповым – 10 месяцев человек работает в статусе «и.о.» - схема прежняя. Мы пикетировали Министерство инфраструктуры, общались на уровне замминистра и министра, просили помочь – тишина.

Корр: Несколько месяцев у всех на слуху объекты социальной сферы порта. В каком статусе они сейчас и что их ждет? Ходят слухи, что сегодня кланы в городе, замахнулись на портовскую социальную сферу.

– До 2013 года абсолютно все порты Украины, за исключением Ренийского и Скадовского портов, являясь градообразующими предприятиями были высокорентабельными, несли на себе, помимо производственной, большую социальную нагрузку. На их балансе содержались детские садики, спортивные, медицинские, культурные учреждения, общежития, строилось ведомственное жилье и так далее. То же самое могу сказать относительно Черноморского порта. Мы говорим: передайте городу, зачем сокращать людей?! Без людей эти прекрасные объекты, такие, например, как наш замечательный летний кинотеатр, превратятся в развалины. Город не хочет брать на себя прямо прописанные функции. Например, три общежития, которые городские власти обязаны принять у порта на баланс. 24 июня на сессии горсовета 24 депутата приняли решение создать комиссию, которая подготовит этот вопрос для дальнейшего рассмотрения. По состоянию на 14 августа комиссия все еще не создана… Вот вся эффективность местной власти.

Или база отдыха «Радужный» - почти 13 гектар на берегу моря – можно передать городу для привлечения инвестиций – вопрос замыливается. А содержание Радужного обходится в 2,5 млн грн в год земельного налога.

Корр.: Расскажите, как выплачивается сейчас заработная плата портовикам, и другие выплаты, положенные по закону. Обеспечиваются ли социальные гарантии?

– У нас приостановлена выплата оклада на оздоровление при уходе в отпуск – это более 30 млн грн в год по Коллективному договору. Понятно, что до июля это еще не весь отпускной период, впереди еще август и сентябрь, да и октябрь.

При этом коллектив полгода влачит жалкое существование, люди в простое, на двух третях, на 4-хдневке. Социальные гарантии, определенные коллективным договором, не выплачиваются. Мы провели расширенное заседание двух профсоюзов и показали, что 75 млн экономии, которые порт имеет по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, - это экономия на благополучии людей. Более 61 млн грн только фонд оплаты труда с января текущего года и свыше 13 млн грн – невыплата социальных гарантий и льгот. При этом сегодня мы не можем повлиять на назначение руководителя. А руководитель приходит со своей командой, и мы узнаем, что какие-то загадочные люди на секретарских должностях получают запредельные оклады в 30 тыс. грн, премии, доплаты, надбавки – это еще 20 тыс. грн. Если портовики потеряли по зарплате свыше 61 млн грн, то 18 % из этой суммы соответственно недополучил местный бюджет – это порядка 12 млн грн. Это колоссальные деньги, из-за недополучения которых, будут недофинансированы какие-то расходные статьи городского бюджета.

Корр.: Как коллектив борется со сложившейся ситуацией, что уже удалось сделать?

– К сожалению, только трудовой коллектив сегодня бьется за выживание своего предприятия. 5 августа мы добились распоряжения Премьер-министра по ситуации с иностранными буксирами, зашедшими в акваторию порта. Есть распоряжение Премьер-министра правоохранительным органам разобраться в вопросе, есть письмо министерства экономического развития на Мининфраструктуры, поскольку наше министерство является центральным органом исполнительной власти на морском транспорте, и за ним должен быть первый голос в применении санкций к тем компаниям, которые работают, нарушая законы Украины.

Мы высказываем свое отношение к происходящему открыто, ставим вопросы о недопущении сокращения работающих в порту; ставим вопросы так, что дирекция порта и министерство должны принять ту программу, которую мы сегодня предложили. Над составлением этой программы работали высокопрофессиональные специалисты нашего коллектива совместно с администрацией, руководствуясь ч. 1 ст. 65 хозяйственного кодекса Украины, которая говорит о том, что предприятие управляется, в соответствии с его уставными учредительными документами, собственником с участием трудового коллектива предприятия. Вот мы и хотим участвовать и сохранять. На сегодняшний день позиция коллектива такова: никаких сокращений; реализация программы, которая подписана, при непосредственном участии министерства; в случае игнорирования мнения коллектива – безусловная отставка руководителя. Директора приходят и уходят, а тем трем тысячам людей, которые здесь работают и живут, уходить некуда – это их рабочее место, это их предприятие, и есть все условия для того, чтоб сегодня это предприятие нормально работало.

Профсоюзы обращались и к руководителю порта, который пришел 14 ноября 2019 года. Провели совместное заседание двух профсоюзных комитетов, объединяющих большинство портовиков и являющихся стороной коллективного договора, действующего в порту, дали новому руководителю свои предложения и выдвинули определенные требования. В число наших требований и предложений не входило сокращение численности, а были определены конкретные шаги для того, чтоб вывести предприятие из кризиса. Это заседание состоялось 26 ноября, 28 ноября передали документы, и 29 ноября, как насмешка над нами, был издан приказ № 96, который все переделывал, перекраивал, переформатировал. Сам приказ не выдерживает никакой критики, действия по этому приказу аналогичные. Мы сразу увидели, что в первую очередь все будет касаться численности работающих на предприятии. У нас на сегодняшний день есть механизмы, как сделать так, чтобы порт выполнял программу развития, чтобы порт действовал в рамках Закона Украины «О морских портах». Не хотят, упираются. Вот панацея: пришли люди, которые не работали в порту, и хотят, чтобы уволить людей, которые работали в порту, для которых порт является единственным источником существования для их семей.

Корр.: Что портовики намерены делать дальше, чтобы все-таки быть услышанными?

– Раз дирекция поступает таким образом, значит, и мы будем реагировать симметрично. На сегодняшний день статья 237 КЗоТ Украины говорит, что все расходы, связанные с восстановлением сотрудника на рабочем месте по решению суда, и выплатой ему компенсации за вынужденный прогул, лягут на первого руководителя, подписавшего приказ. Мы предупредили директора и будем пользоваться этим. Есть уже процедура, которая закреплена решением Верховного суда Украины по данной статье КЗоТа, и мы вынуждены будем этим заниматься – обращаться в суды, акции протеста, акции неповиновения – все мы это будем делать в защиту интересов трудового коллектива Черноморского порта.

1

2

3

 

Просмотров: 1246